0
5488
Газета Экономика Печатная версия

16.03.2022 19:55:00

Правительству предстоит вступить в борьбу с "новой бедностью"

Россиян предупредили о рисках сильнейшей после 2009 года безработицы и двухлетнем падении доходов

Тэги: экономика, цмакп, прогноз, ввп, занятость, безработица, пособия, кризис, доходы, зарплаты

Все статьи по теме "Санкционные войны"

On-Line версия

экономика, цмакп, прогноз, ввп, занятость, безработица, пособия, кризис, доходы, зарплаты Глава Минтруда Антон Котяков со дня на день примет пакет мер по сохранению занятости. Фото PhotoXPress.ru

Близкий к правительству Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) обнародовал среднесрочный прогноз для России в новых условиях, который указывает на риски трехлетнего экономического спада, сильнейшей после кризиса-2009 безработицы и двухлетнего сокращения в реальном выражении зарплат, а также в целом доходов населения. Причем предпосылками для этого может стать не только санкционный шок, но и недоступность кредитования. Однако, как уточняют экономисты, их прогноз «специфический»: его цель не «угадать» цифры, а уловить взаимосвязь новых тенденций. И обозначив такие риски, можно вести работу над тем, чтобы негативные оценки как раз не оправдались. Президент уже объявил о новой, масштабной поддержке населения.

В среду на совещании о мерах социально-экономической поддержки регионов Владимир Путин анонсировал увеличение в ближайшее время всех социальных выплат, включая пособия и пенсии. Также будут повышены минимальный размер оплаты труда, прожиточный минимум, обещано увеличение и зарплат в бюджетной сфере. Причины объяснять не надо. По доходам людей «серьезно бьет» рост цен, уточнил президент.

«Подчеркну, что даже в текущей непростой ситуации по итогам года нам необходимо добиться снижения уровня бедности и неравенства, это вполне реализуемые задачи даже сегодня», – сказал Путин. Он призвал правительство и регионы «сконцентрироваться на этой задаче», ведь она не только носит экономический характер, но и «является вопросом социальной справедливости».

Как при этом в ответ на опасения многих граждан пояснил глава Минтруда Антон Котяков, приостановка иностранными компаниями деятельности в РФ «не отменяет обязательств перед работниками». Кроме того, по его словам, есть цель сохранить трудовые коллективы: «Часть мер уже принята, часть находится в обсуждении. Некоторые из них будут направлены на поддержку граждан в поиске работы. По примеру 2021 года регионы разрабатывают свои программы».

Ранее Котяков объявил, что к концу недели Минтруд примет пакет мер по сохранению занятости и поддержке рынка труда в РФ.

Специалисты близкого к правительству ЦМАКПа как раз в преддверии объявленных президентом решений предупредили о рисках нарастания в стране «новой бедности».

Об этой проблеме они сообщили в докладе под названием «О некоторых параметрах среднесрочного прогноза: адаптация к условиям санкций». Его авторами выступили руководитель направления ЦМАКПа Дмитрий Белоусов, руководитель направления Олег Солнцев и ведущий эксперт Кирилл Михайленко.

Они обнародовали «специфический», по их уточнению, среднесрочный прогноз для России в новых условиях. Это была попытка не столько «угадать» конкретные количественные параметры, сколько уловить взаимосвязь формирующихся тенденций и намечающихся рисков.

То есть мы имеем дело с прогнозом-предупреждением о том, какие проблемы требуют срочного решения, чтобы избежать действительно негативного развития событий.

Итак, судя по оценкам ЦМАКПа, экономический спад в России может продлиться три года. Для 2022-го эксперты указали диапазон снижения ВВП РФ на 6,3–6,6%, для 2023-го – на 2–2,3%, для 2024-го – на 0,3–0,5%.

Как уточняют экономисты, «с учетом ограничений на движение капитала и довольно жесткой кредитно-денежной политики можно ожидать, что после инфляционного шока инфляция станет довольно быстро замедляться»: с указанного в их прогнозе уровня 20–23% в 2022-м до 5,5–5,7% в 2024-м.

На этом фоне определяющую роль для экономики России будет играть уже не инфляция, а спад со всеми негативными последствиями в виде роста безработицы и снижения уровня жизни, добавили в ЦМАКПе.

И если сначала спад, по оценкам экспертов, будет определяться «шоком спроса», обусловленным полной потерей понимания бизнесом перспектив развития, ограничениями по финансированию в условиях политики «дорогих денег», то затем он может быть связан с отсутствием импорта критически важных компонентов для промышленности и строительства и невозможностью обеспечить расширяющийся спрос.

Отдельным пунктом в материалах ЦМАКПа отмечается, что процентная политика Центробанка, по ожиданиям экспертов, традиционно будет всецело подчинена задачам сдерживания инфляции и борьбы с ослаблением рубля.

И самое главное. В сложившихся условиях на первый план выходит проблема «новой бедности». «Как представляется, в условиях шока компании, испытывающие дефицит оборотных средств из-за проблем с доступностью кредита, уже не смогут поддерживать привычный для российской экономики режим «сверхзанятости», – считают экономисты.

В результате в течение всей ближайшей трехлетки уровень безработицы будет составлять, по оценкам ЦМАКПа, 7–8% от численности рабочей силы. И это, уточним, будет означать, что страна рискует получить сильнейшую после кризиса 2008–2009 годов безработицу.

Кроме того, по мнению экономистов, можно ожидать и возникновения новой линии социального раскола, хорошо видной по соотношению реальной начисленной заработной платы и реальных доходов населения. Так, по оценкам ЦМАКПа, в 2022 году «на фоне сокращения неэффективных рабочих мест оплата труда на сохраняющихся предприятиях снизится в реальном выражении примерно на 4%», а спад реальных располагаемых доходов населения за этот же год может составить уже около 7%.

В 2023 году экономисты ожидают сокращения реальных зарплат уже только примерно на 1%, а реальных доходов – на 1,3–1,6%. В 2024-м должен начаться их рост – тоже примерно на 1% и на 1,3–1,5% соответственно.

Экономисты обозначили набор ключевых позиций антикризисной политики. Первым пунктом предлагается максимально дополнить монетарные меры антиинфляционной политики немонетарными – в частности, речь идет о плавающих экспортных пошлинах.

Второй пункт – поддержание нормального оборота оборотных средств: «Это предполагает развертывание программ льготного кредитования компаний реального сектора в интересах поддержания кооперационных цепочек и занятости».

Третий пункт – решение проблемы критического производственного импорта: сначала выявить на отраслевом уровне наиболее значимые поставки, а затем попытаться их восполнить за счет целевого импорта («в том числе в рамках прямого, защищенного от внешнего контроля, обмена по типу «компоненты за сырье») и организации внутреннего производства.

Четвертый пункт – стимулирование сохранения занятости на предприятиях по типу мер, которые применялись в пандемию. Но не только – потребуются дополнительные действия, направленные на максимальное стимулирование самозанятости и снижение нагрузки на малый бизнес в сферах, где возможно расширение спроса на труд (торговля, сервис и т.д.).

Как при этом отметили некоторые опрошенные «НГ» эксперты, прогнозы ЦМАКПа выглядят еще вполне сдержанно. Ведь, например, в экспертном опросе Банка России диапазон оценок спада ВВП составлял от 3,5 до 23% при консенсус-прогнозе на уровне 8%, напоминает аналитик Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева. Из разных экспертных оценок следовало, что и падение реальной зарплаты может составить более 10%. Может быть повышен, по словам Киселевой, и прогноз по безработице – до 10%.

По уточнению основателя рекрутингового агентства ProPersonnel Татьяны Доляковой, часть работодателей начали занимать выжидательную позицию в подборе персонала, «практически все коммерческие компании отложили вопрос о годовом повышении реальной зарплаты текущим сотрудникам, задумались об оптимизации персонала». Ситуация на российском рынке труда будет понятна в конце марта, считает эксперт.

«Правда, российский рынок труда имеет свои специфические механизмы адаптации к кризису, которые будут сдерживать сильный рост показателя безработицы, – добавила Киселева. – Это уход в неполную занятость с соответствующим сокращением зарплаты, расширение неформальной занятости, уход с рынка труда в экономически неактивное население: например, досрочный выход на пенсию, продолжение дневного очного обучения, жизнь за счет пассивного дохода».

И, как уточнила Киселева, если пособие по безработице – в том числе минимальное, которое составляет сейчас 1,5 тыс. руб., – не будет увеличено, то «это тоже будет сдерживать рост показателя безработицы».

«Однако сравнительно низкая безработица, к сожалению, не защитит граждан от падения реальных доходов в условиях жестких санкций, инфляции и девальвации рубля. Важно, чтобы власти переключили внимание с формального сдерживания показателей безработицы на меры поддержки доходов населения», – считает Киселева.

Между тем, как считает вице-президент по операционному управлению компании ANCOR Алексей Миронов, рост безработицы до обозначенных в исследовании ЦМАКПа 7–8% возможен лишь «в случае очень серьезного системного падения экономики и снижения ВВП в пределах 2–3%».

«В этом случае мы будем свидетелями закрытия и банкротств компаний в целом ряде секторов, которые не выдержат давления со стороны валютных курсов и проблем в логистике. Тогда на рынке труда появится большее количество людей, но скорее всего эти специалисты смогут трудоустроиться в других секторах. Конечно, при условии, что экономика будет работать и сохранится большое количество в том числе российских компаний, которые продолжат испытывать потребность в рабочей силе», – продолжил Миронов.

Однако, как уточнил эксперт, все же говорить о средне- и долгосрочном влиянии кризиса на рынок труда рано – «пока нет оснований заявлять, что безработица сильно вырастет». 

Алексей Миронов пояснил: в новые экономические условия рынок труда РФ вошел с большим дисбалансом спроса и предложения (спрос был выше). И даже сейчас, как он уточнил, «мы вообще не видим каких-либо массовых сокращений». Хотя на сайтах по поиску работы зафиксировано увеличение соискательской активности, количество активных резюме существенно выросло, но, по словам эксперта, это не те люди, которые потеряли работу, а те, кто боится ее потерять и превентивно обновляет анкеты.

И конечно, сейчас есть сферы, в которых наблюдается особенно сильный дефицит кадров. Прежде всего, это IT. «Спрос на IT-специалистов будет неизменно высоким в условиях санкций», – уверена директор по персоналу группы компаний Finbridge Екатерина Макарова. В этой сфере есть вероятность еще большего подогревания роста зарплат. «Мы ожидаем рост зарплат до 20% у IT-специалистов», – добавила Долякова.

Также эксперты говорят о возможностях межотраслевого перетока кадров. «Межотраслевой переток рабочей силы – тренд, сложившийся к 2022-му году. Но теперь он будет происходить из наиболее пострадавших отраслей с более выраженным межрегиональным акцентом», – полагает Долякова. Возможны и неожиданные повороты. Так, Макарова не исключает, что переток может происходить в том числе даже из сферы торговли (где, к слову, работает много молодежи, готовой быстро учиться новому) в IT.



Читайте также


Работающие россияне потеряли из-за санкций больше всех

Работающие россияне потеряли из-за санкций больше всех

Анатолий Комраков

Сокращение реальных доходов населения РФ происходит неравномерно

0
473
"Патриоты" считают, что "новым белорусам" нужна жесткая терапия

"Патриоты" считают, что "новым белорусам" нужна жесткая терапия

Дмитрий Тараторин

Противники власти создали объединенный кабинет, а сторонники Лукашенко присягнули на верность президенту

0
371
"Церковь объединения" перетрясла японское правительство

"Церковь объединения" перетрясла японское правительство

Юрий Паниев

В Токио утвердили новый состав кабинета министров

0
354
Борьбу за Африку США рискуют проиграть Китаю

Борьбу за Африку США рискуют проиграть Китаю

Данила Моисеев

Стратегия зеленой экономики и защиты демократии на Черном континенте может провалиться

0
388

Другие новости