0
3924
Газета Экономика Печатная версия

24.11.2022 13:25:00

Атомная скрепа здравого смысла

Мировые лидеры отрасли обсудили в России противодействие глобальному энергетическому кризису

Тэги: атомная энергетика, аэс, росатом


атомная энергетика, аэс, росатом Атомная энергетика дает мощный импульс для развития экономики и технологий, отметил Алексей Лихачев. Фото с сайта www.2022.atomexpo.ru

В «Сириусе» на черноморском побережье Сочи прошел очередной международный форум «Атомэкспо», на котором обсуждались современное состояние мировой атомной отрасли и тенденции ее развития. Девиз форума в этом году – «Атомная весна: создавая устойчивое будущее» – отражает факт атомного ренессанса в мировой энергетике, переживающей тяжелейшие времена: весна символизирует возрождение и обновление жизни, а атомная энергетика, будучи самой чистой и стабильной, сейчас является главной надеждой на будущее. В «Атомэкспо» приняли участие делегаты из 65 стран, в том числе Латинской Америки, Азии и Африки, что наглядно продемонстрировало: в области атомных технологий изолировать Россию не получится – она общепризнанный лидер, способный самостоятельно задавать тренды и формировать общемировую повестку.

Атомная семья в сборе

Гендиректор Росатома Алексей Лихачев на пленарном заседании назвал форум сбором «мировой атомной семьи». Такое определение показательно: атомщики всего мира сообща прошли через пандемию, а сейчас так же сплоченно противостоят глобальному энергетическому кризису, несмотря на международные политические разногласия. «Мы не разорвали ни одной коммерческой или научной связи с партнерами и видим отклик и желание преодолеть сложности, – подчеркнул Алексей Лихачев. – Атомная индустрия – скрепа здравого смысла на фоне разрыва планеты, который проходит по многим линиям: Север-Юг, Запад – не Запад и т.д.».

Раньше общественность пугали ценой в 200 долл. за 1 тыс. куб. м природного газа, сейчас уже 2000 долл. – не предел, но дело не только в росте цен на энергетическое сырье, заметил глава госкорпорации, рассуждая о текущем энергокризисе. «Проблема в эклектике – взаимоисключающих решениях и отсутствии продуманной линии на реальное, а не декларативное достижение целей климатической повестки, – подчеркнул он. – В результате уже пересмотрели свои подходы к атомной энергетике Япония, Франция, Великобритания, даже Германия. Но основной интерес к атомной энергетике и пространство ее развития находятся уже не там. Это – Бангладеш, Турция, Индия, Венгрия, Египет, многие африканские страны и т.д.».

Алексей Лихачев также заметил, что атомная энергетика воплощается не только в создании атомных объектов – она полностью меняет технологический ландшафт той или иной страны. Благодаря ей появляются индустрия металлообработки, приборостроение, цифовые компетенции, новые материалы, сама по себе она стимулирует развитие технологии квантовых вычислений и фотонной техники и много другое – и, конечно, все это требует кадров нового уровня. «Это импульс в принципе в развитии знаний в стране», – подчеркнул он. А главное заключается в том уровне доверия, который государства испытывают друг к другу, делясь технологиями в такой чувствительной сфере, как атомная.

Примером сотрудничества вопреки политическим обстоятельствам является проект Росатома по строительству АЭС «Пакш» в Венгрии – члене ЕС. Министр внешнеэкономических связей и иностранных дел страны Петер Сийярто рассказал, что Венгрия выстраивает прагматичную и продуманную энергетическую стратегию – это позволяет не только развивать промышленность и контролировать ценообразование в сфере энергоресурсов, но и снижать негативное воздействие на окружающую среду. Чиновник в очередной раз скептически отозвался об антироссийских санкциях (сам его визит в Россию, заметим, вызвал негодование на Западе), подчеркнув, что он следует только национальным интересам Венгрии. «Мы решили строить атомную станцию, и на нее смотрят как на российский проект. А мы считаем, что это прекрасное решение», – заявил он.

Бангладеш – небольшая страна с большим населением и для улучшения качества жизни стремится использовать все доступные знания, заметил министр науки и технологий Народной Республики Бангладеш Яфеш Осман. Электричество является приводной силой таких изменений, а ядерная энергия – надежной, безопасной и дружественной к окружающей среде, поскольку не дает эмиссии парниковых газов и смягчает изменение климата, подчеркнул он. Инвестиции в атомное строительство высокие, но окупятся на большом периоде времени, ведь эксплуатационная жизнь АЭС длинная, уточнил представитель Бангладеш. «Мы начали строительство АЭС «Руппур», что должно способствовать развитию потенциала страны. Мы делаем вклад в борьбу с голодом и бедностью во всем регионе», – отметил он.

Турция ощущает растущее давление на энергорынок, у нее существует огромная потребность в электроэнергии, где она зависит от импорта – экономика все время в состоянии дефицита, рассказал заместитель министра энергетики и природных ресурсов республики Алпарслан Байрактар. Государству необходимо решить этот вопрос, тем более что к середине века экономика страны может стать одной из крупнейших в мире. «Газ будет играть у нас большую роль, но мы хотим добавить ядерный компонент в наш энергетический микс», – заявил чиновник. Турция делает ставку на атомный проект «Аккую», который реализует Росатом, – причем, по словам Алпарслана Байрактара, стране нужно еще несколько таких же станций. «Нам нужно 20 ГВт, это значит, что нужно три «Аккую», – заявил он.

Энергоколлапс и энергосуверенитет

Энергокризис начался гораздо раньше 2022 года, рынки штормит уже два года, напомнил первый заместитель генерального директора Росатома – директор блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров. В январе 2021 года 1 тыс. куб. м газа стоила 200 долл., с тех пор цены доходили до нескольких тысяч, при этом значительное подорожание энергоресурсов спровоцировало кратный рост цен на электроэнергию. Первопричины энергокризиса – в системных просчетах, связанных с переоцененностью роли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и отсутствием вложений в энергомощности, обеспечивающие базовую нагрузку – это привело к ценовой волатильности и рискам для энергосистемы, уверен Кирилл Комаров.

«Приходится говорить о понятии энергетического суверенитета – способности энергоемкой экономики выживать после того, как цены на электроэнергию драматически меняются, – отметил представитель Росатома. – Для любого бизнеса 20–30, а то и 60% себестоимости приходятся на электроэнергию. Если цены выросли в четыре-пять раз, этот бизнес точно не сможет быть рентабельным, вопрос – сможет ли он в принципе существовать. Проблема в том, насколько экономика сможет выдержать такой энергоколлапс. Энергетический суверенитет – ключевая цель будущего для любой страны, которая хочет обеспечить процветание экономики и граждан».

В Росатоме считают, что только атомная энергетика сможет обеспечить такой суверенитет, соблюдая при этом требования устойчивого развития, декарбонизации, климатической повестки. Она работает в режиме 24/7 вне зависимости от погодных условий и не страдает от волатильности на сырьевых рынках. Колебания в цене урана составляют менее 5% – даже если он подорожает в два-три раза, это не скажется на стоимости электроэнергии больше, чем обычная инфляция – никто этого не заметит, уверен Кирилл Комаров. «Это важнейший фактор в энергетический сфере, который миру еще предстоит осмыслить, точка опоры, без которой невозможно строить стабильное прогнозируемое будущее», – подчеркнул представитель Росатома.

Большие перспективы малой мощности

Характерный пример запроса на энергетическую стабильность – растущий рост интереса потребителей к АЭС малой мощности (АСММ), чему на форуме было уделено очень большое внимание. Казалось бы, электроэнергия, вырабатываемая такими станциями, всегда будет дороже, чем от «больших» АЭС. Но государства и коммерческие компании, которые хотят развивать этот вид энергоисточников, едины во мнении, что помимо экологической чистоты и устойчивости, а также стабильности работы именно атомная энергия, в том числе АСММ, дает третье преимущество – экономическую стабильность и предсказуемость.

Кирилл Комаров привел пример проекта развития Баимской рудной зоны на Чукотке, для энергоснабжения которой строятся четыре плавучих энергоблока на основе реакторов РИТМ-200. «Самое главное для нашего партнера – даже не цена электроэнергии, – отметил он. – Мы единственный производитель электроэнергии, который в состоянии подписать контракт на 40 лет вперед, причем не по формуле, привязанной к цене газа (партнеры этого не хотят из-за рисков), а с конкретной ценой».

Росатом имеет многолетний опыт эффективной эксплуатации реакторов малой мощности, надежность которых подтверждена десятилетиями успешной работы на ледоколах в суровых условиях российской Арктики. Росатом также единственная в мире компания, построившая и эксплуатирующая плавучую АЭС – в чукотском Певеке. Продолжением развития данных технологий являются проекты наземных АСММ для изолированных энергосистем и труднодоступных территорий. Так, на основе реактора РИТМ-200 будет построена первая в России наземная АСММ в Якутии. «На сегодняшний день уже получено положительное заключение экологической экспертизы, идет процесс проектирования. В начале следующего года мы ожидаем получения лицензии на размещение атомной станции и рассчитываем ввести ее в эксплуатацию в 2028 году», – рассказал Кирилл Комаров. Технические решения, лежащие в основе этой АЭС малой мощности, Росатом будет тиражировать внутри России и предлагать зарубежным заказчикам.

Малые АЭС – одно из главных открытий атомной энергетики последних двух-трех лет, отметил Кирилл Комаров. У этого есть несколько причин. Прежде всего затраты на проект гораздо меньше, чем при строительстве крупной АЭС. При этом такой вариант очень хорошо подходит не только для изолированных территорий, но и для стран с очень небольшими энергосистемами – под 200–400 МВт. Сюда даже один крупный атомный энергоблок не поместится, но весьма перспективно построить малую АЭС на 50 МВт, ведь это модульная и масштабируемая история – можно добавлять еще и еще. Наконец, общественное восприятие: люди доверяют АСММ гораздо больше, чем «большой» атомной энергетике, заметил Кирилл Комаров.

«У нас есть потребители, которые планируют использовать малые АЭС не только для изолированных районов – обсуждаем поставки для районов с централизованным энергоснабжением, – сообщил представитель Росатома. – Почему? Потребитель реализует инвестпроект, например, горнодобывающего предприятия, хочет получить средства в банке и должен предоставить финансовую модель, а для этого нужно показать прогноз цен на электроэнергию. И в эту модель можно заложить источник энергии, который покажет стабильную цену на 40 лет. Именно поэтому малые АЭС имеют большое будущее».

Росатом идет без потерь

Новые геополитические реалии оказывают существенное влияние на темпы роста мировой экономики. Разрыв логистических, технологических и производственных цепочек, замедление темпов роста, снижение объемов производства и инвестиций, рост инфляции и другие ключевые вызовы и риски влекут серьезные последствия для глобального рынка. Участников «Атомэкспо» крайне интересовал вопрос, как в таких условиях чувствует себя устроитель форума Росатом. Представители госкорпорации признали ограниченное влияние на ее работу нестабильности на мировых рынках, а особенное сожаление вызывает то обстоятельство, что против Росатома, не являющегося подсанкционной компанией, используют такой фактор, как идеологический запрет на работу с Россией.

«Российскую финансовую систему, по сути, отсоединили от глобальной финансовой системы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Платежи с так называемыми токсичными валютами каждый день проходят с какими-нибудь приключениями. Это уже норма жизни, – рассказал заместитель генерального директора по экономике и финансам Росатома Илья Ребров. – Мы еще с 2014 года начали готовиться к возможным санкционным усилениям, но вряд ли кто-то думал, что платежно-расчетные карточные системы покинут Россию и будет полный отказ в работе с международными рейтинговыми агентствами. Это превратило все российские корпорации, работающие за рубежом, в несостоятельные с точки зрения западного истеблишмента. На этом закончились попытки получения гарантий и кредитов в иностранных банках».

Основную часть своих усилий финансовый блок Росатома направил на то, чтобы обеспечить расчетную функцию. Правда, все принимаемые в этом отношении меры пока скорее похожи на временные заплатки. «Постоянная мера может быть только одна: не вести расчеты ни в долларах, ни в евро, ни в иенах, ни в фунтах. Эти валюты для нас более не являются ни интересными, ни безопасными, – подчеркнул Илья Ребров. – Мы постепенно к этому движемся, и, думаю, через год-два мы полностью эти расчеты уберем, что позволит нам окончательно адаптироваться к сложившейся ситуации».

Что касается производственного направления, то здесь изменения минимальны. «Мы не потеряли ничего в глобальном бизнесе», – подчеркнул Кирилл Комаров. Из 24 проектов на начало года 23 сохраняются в зоне реализации, лишь остановлено строительство АЭС «Ханхикиви» в Финляндии исключительно по желанию заказчика, с которым теперь Росатом судится, – это пример идеологического подхода со стороны заказчика. «Все остальные проекты – в Китае, Египте, Турции, Бангладеш – продолжаются, даже есть пожелания ускориться. Например, в Египте мы залили первый бетон на первом энергоблоке АЭС «Эль-Дабаа» в июле, а на втором энергоблоке – буквально в эти дни, хотя обычно бывает разница в год», – отметил Кирилл Комаров. Кроме того, Росатом по-прежнему мировой лидер в ядерном топливном цикле: номер один по обогащению, в тройке – по добыче и производству топлива. Всего с начала 2022 года госкорпорация заключила 12 новых контрактов на поставки урановых продуктов.

Стратегия Росатома предусматривает рост до 2030 года более чем в 3,5 раза по сравнению с 2020 годом: если тогда выручка была 1,2 трлн руб. по госкорпорации в целом, то в 2030 году планируются уже 4 трлн руб. А так называемые новые продукты обеспечат эту сумму на 40%. Это – ветр- и водородная энергетика, накопители энергии, ядерная медицина, международная логистика (ледоколы и управление Северным морским путем), обращение с отходами первого-второго классов опасности, новые материалы (от редких и редкоземельных металлов до высокопрочного углеволокна) и многое другое.

От ядерного паритета к технологическому

На «Атомэкспо» обсуждались десятки тем, относящихся к атомной индустрии в самом широком смысле – от водородной энергетики и «синей» экономики Мирового океана до создания общественных организаций и развития потенциала женщин. К примеру, учитывая ситуацию «идеального шторма» в энергетике, вызванного во многом переоцененностью ВИЭ, многих интересует – остаются ли актуальными ставка на ветер и солнце и, шире, вообще задачи зеленого энергоперехода? Мнения на этот счет разделились.

«В 2022 году в мире общий прирост мощностей, основывающихся на возобновляемых источниках энергии, составил рекордные 8%, и эксперты Международного энергетического агентства прогнозируют дальнейший рост из-за того, что цены на ископаемый ресурс растут, – напомнил генеральный директор АО «Русатом Сервис» Евгений Сальков. – Зеленая энергетика будет конкурентоспособной. У нас в России есть господдержка, и тренд на развитие зеленой энергетики будет продолжаться. В Росатоме есть ветроэнергетика, мы смотрим на малую генерацию и нам очень интересны проекты в биогазе».

Более осторожную оценку ситуации представил генеральный директор АО «НоваВинд» Григорий Назаров. «Мир точно отстает в темпах реализации энергоперехода, причем кратно. К 2030 году, по прогнозам, будет введена лишь половина мощностей зеленой энергетики от запланированных, – отметил он. – Мы детально понимаем рынок не только России, но и СНГ, Вьетнама, Турции, и предположить, что ВИЭ-энергетика кратно вырастет, мы не можем – всплеска не будет, пробуксовывают даже действующие программы. Фактически зарождается консенсус, что энергопереход в том виде, в котором он планировался, не состоится».

Ученые с мировыми именами очень подробно обсудили трансфер технологий из фундаментальной науки. Так, недавно в Сарове появился Национальный центр физики и математики (НЦФМ). Его руководитель, академик Александр Сергеев сообщил, что в этом году заканчивается этап «быстрого старта» НЦФМ, в течение 2023–2025 годов будут сооружены первые экспериментальные установки, а на 2026–2030 годы запланировано строительство трех установок класса «мегасайенс» – фотонного суперкомпьютера, электрон-позитронного коллайдера и лазера с рекордной мощностью.

«Росатом хочет построить академгородок XXI века. Он обеспечивал стране атомный паритет прошедшие более 70 лет, а теперь ставит задачу обеспечить технологический паритет на ближайшие десятилетия, – заметил Александр Сергеев. – В НЦФМ студенты и аспиранты занимаются, например, искусственным интеллектом. Пока в мире эксплуатируют искусственные нейронные сети, но это далеко не все, на что мы способны. Есть, в частности, такое направление, как мемристоры, создание с их помощью не вычислительных нейронных сетей, а настоящих, физических, которые имитируют работу мозга. Так мы можем сделать искусственный интеллект, который работает на много порядков быстрее нынешнего. А физики-теоретики у нас занимаются космологией, первыми секундами существования Вселенной после Большого взрыва. Работа на нашем коллайдере будет нацелена на то, чтобы опровергнуть Стандартную модель или найти в ней некие дырки и через это выйти на следующий уровень понимания материи».

Активное распространение мирных атомных технологий поднимает вопрос подготовки соответствующих специалистов. «Как бы ни развивались техника и искусственный интеллект, основой для атомной отрасли являются компетентные специалисты. Лозунг «кадры решают все» по-прежнему актуален, – подчеркнул ректор Технической академии Росатома Юрий Селезнев. – В Росатоме создана система подготовки кадров от детсадов и школ до университетов и Технической академии. В 2010 году в составе Техакадемии был создан международный центр, в соответствии с документами МАГАТЭ разработаны 19 программ подготовки по различным направлениям ядерной инфраструктуры. За более чем 10 лет около 3,5 тыс. специалистов прошли обучение по какой-либо из этих программ. Мы готовы в полном объеме обеспечить подготовку персонала в новых атомных странах не только в эксплуатации атомных станций, но и в сопутствующих сферах по всем этим программам».

Атомные технологии уже проникли и в такую сферу, как автопром. Недавно Росатом начал работы по строительству в Калининградской области завода по производству литий-ионных аккумуляторов для экологичного транспорта. «Мы как государственная корпорация должны брать на себя государственные задачи, – пояснила президент АО «ТВЭЛ» Наталья Никипелова. – Одна из них – восстановление автопрома, огромной отрасли с большим количеством занятых, где не должно быть вакуума. У нас есть ресурсы и компетенции, чтобы создать электромобильность как локализованную отрасль. Почему именно электромобили? Нужно системно заниматься автомобилями завтрашнего дня, а не вчерашнего или сегодняшнего. Мы можем сделать лучший в мире пейджер, но зачем? Мировой тренд на электромобили очевиден, а мы отстаем: в мире уже 12 млн машин, у нас и 20 тыс. не набирается. Наши дети точно через какое-то время перестанут покупать авто с двигателями внутреннего сгорания».

В общей сложности в «Атомэкспо» приняли участие 3344 делегата из России, 65 стран ближнего и дальнего зарубежья: представители бизнеса, государственных структур, международных организаций. Десятки экспонентов представили свою продукцию на выставке. В ходе форума было подписано более 50 соглашений и меморандумов.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МАГАТЭ знает, как прекратить обстрелы ЗАЭС

МАГАТЭ знает, как прекратить обстрелы ЗАЭС

Игорь Шумейко

Почему международные эксперты настаивают на передаче Запорожской АЭС Украине

0
1340
Региональная политика 21-24 ноября в зеркале Telegram

Региональная политика 21-24 ноября в зеркале Telegram

0
772
Проблемы перехода Запорожской АЭС в ведение России

Проблемы перехода Запорожской АЭС в ведение России

Андрей Гагаринский

Отключение атомной станции от энергосети Украины резко ухудшает ее энергоснабжение

0
7267
Польша хочет обзавестись мирным и немирным атомом

Польша хочет обзавестись мирным и немирным атомом

Валерий Мастеров

При поддержке США в стране будет возведена первая АЭС

0
2556

Другие новости