0
3367
Газета Политика Печатная версия

17.09.2023 20:19:00

Адвокаты увидят подзащитных на экране

Минюст обещает конфиденциальность видеосеансов с СИЗО

Тэги: суд, правосудие, сизо, тюрьма, заключенные, адвокаты, видесвязь

On-Line версия

суд, правосудие, сизо, тюрьма, заключенные, адвокаты, видесвязь Фото Pixabay.com

Адвокатам разрешат общаться с подзащитными в СИЗО по видеоконференцсвязи (ВКС), говорится в законопроекте Минюста. Новации должны расширить гарантию обеспечения прав граждан на юридическую помощь в ходе уголовных процессов. Но эксперты сомневаются, что ВКС сократит очереди защитников в СИЗО, скорее лишь увеличит. А еще Минюст обещает сохранить конфиденциальность цифрового общения, но не объясняет, каким образом.

В пояснительной записке к законопроекту утверждается, что свидания подозреваемых и обвиняемых с защитниками через ВКС в любом случае «положительно скажутся на обеспечении права на юридическую защиту». Должны сократиться сроки ожидания таких встреч, снизится и нагрузка на сотрудников ФСИН. В Минюсте считают это еще одним шагом по гуманизации условий содержания в СИЗО. 

Но нельзя, как представляется, исключать и намерения властей резко сузить канал поступления на волю той или иной информации из-за решетки, что сейчас происходит сплошь и рядом именно через защитников. Напомним, что о необходимости упростить процедуру свиданий адвоката со своим подзащитным, используя в том числе и режим онлайн-общения, говорится не один год. Однако, судя по тексту проекта, ВКС будет осуществляться из СИЗО, а точнее, из оборудованных для этого кабинетов отдельно и для защитника, и для обвиняемого. То есть адвокату, как и сегодня, нужно будет еще попасть в СИЗО, отстояв очередь теперь уже в кабинет с ВКС. Поскольку в этих учреждениях всегда есть дефицит свободных помещений, то несложно догадаться, что переоборудована будет часть кабинетов для очных свиданий.

Как сказал «НГ» член президентского Совета по правам человека Александр Брод, возможность свиданий с адвокатом в режиме ВКС – новация неоднозначная. С одной стороны, явно видна дань цифровизации, с другой – это теоретически позволяет оперативно провести срочную консультацию с адвокатом, который, к примеру, в командировке. И, конечно, «это важная мера в сфере санитарной безопасности, особенно в период разгула эпидемий». Однако, заметил Брод, в ВКС-общении есть и немалые риски: технические неисправности оборудования, низкое качество связи и пр. Но самый главный вопрос в соблюдении конфиденциальности. «Смогут ли ее обеспечить или эти беседы начнут гулять по интернету, как гуляют похищенные персональные данные из многих баз? Не будет ли администрация СИЗО искусственно создавать препоны для проведения очных встреч и навязывать ВКС-общение? Практика покажет, какие будут ответы», – подчеркнул он.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян полагает, что полезность новации «может проявиться при определенных обстоятельствах, скажем, во время пандемий, когда непосредственная встреча адвоката и подзащитного в СИЗО может оказаться невозможной». Однако такие ситуации следовало бы рассматривать как исключительные, правилом должны оставаться свидания защитника и подследственного лицом к лицу. Именно они в большей степени способны сохранить конфиденциальность передаваемой информации и обеспечить взаимопонимание. И хотя в законопроекте Минюста указано требование о конфиденциальности, в условиях ВКС это представляется слабореализуемым. По его словам, радует лишь то, что «такой формат общения возможен лишь по заявлению обвиняемого и с согласия защитника, то есть они смогут от него отказаться».

При этом, по мнению руководителя адвокатской группы «Логард» Сергея Колосовского, законопроект все-таки сформулирован недостаточно четко, а значит, можно допустить два варианта его реализации. Первый, когда при наличии технических возможностей обвиняемый, содержащийся под стражей, может связаться с адвокатом, находящимся вне СИЗО, например, на своем рабочем месте. Второй вариант – это когда в СИЗО оборудуются специальные комнаты, из которых адвокаты и связываются с подзащитным. И скорее всего, считает Колосовский, будет именно второй вариант, хотя с технической точки зрения не вполне понятно, зачем городить такой огород? Почему, например, просто не обеспечить обвиняемого телефонной связью с защитником? А тему конфиденциальности, настаивает он, действительно следует обсудить отдельно. Законопроект содержит оговорку об этом, но вообще-то не существует надежной конфиденциальной связи – и нет гарантий таковой. «Все адвокаты убеждены, что кабинеты для свиданий в СИЗО оборудованы не только видео, но и звукозаписывающей аппаратурой. Поэтому для обсуждения самых тонких вопросов приходится прибегать к различным ухищрениям», – пояснил эксперт.

Таким образом, если защитнику обеспечат техническую возможность дистанционной связи с доверителем – в первом или хотя бы во втором варианте, то адвокат все равно не будет посредством ВКС обсуждать темы, разглашение которых может причинить вред. «При принятии законопроекта декларировать конфиденциальность, конечно, необходимо, ибо таковы правила игры. Но вот верить в эти гарантии никто не обязан», – заявил «НГ» Колосовский. Так что если речь все-таки идет о предоставлении адвокату возможности общения с доверителем без непосредственного посещения СИЗО – с помощью ли ВКС, по «чистому» ли телефону, пусть даже через голубиную почту, то все это следует приветствовать. Дело в том, что больший объем информации, в которой нуждается лишенный свободы человек, не составляет особого секрета, но она жизненно важна – процессуальные сроки, степень готовности апелляционной жалобы, организация свидания с близкими и т.п. И если адвоката избавят от необходимости ради этого непосредственно приходить в СИЗО, то вот это на самом деле сократит и нагрузку на ФСИН, и ликвидирует очереди в следственные кабинеты – и в конце концов послужит более качественной реализации права на защиту.

Если же все-таки имеется в виду второй вариант – отдельные кабинеты в СИЗО для доверителей и адвокатов, связанные посредством ВКС, то такой подход представляется несколько сомнительным. «В качестве конспирологического объяснения могу предположить, что звукозаписывающая аппаратура у ФСИН настолько устарела, что перестала воспринимать шепот адвоката и арестованного. Вот кто-то и придумал организовать такое общение, при котором шепот исключается», – пошутил Колосовский. Он не понимает, где будет выигрыш времени и пространства в подобном варианте, если вместо одной комнаты для личных бесед с доверителем сделать две, да еще и потратиться на дорогостоящую аппаратуру: «Вывод обвиняемых в эти комнаты будет занимать столько же времени и усилий, как и сейчас. Аналогично очередь адвокатов в этот волшебный кабинет для ВКС ничем не будет отличаться от существующей сегодня очереди в следственные кабинеты». Иными словами, даже в предлагаемом виде нововведение может быть полезно в случае карантина или инфекционного заболевания обвиняемого, подчеркнул Колосовский. Однако в пенитенциарных учреждениях как минимум полвека существуют ККС – комнаты краткосрочных свиданий, в которых арестованный общается с родственниками через стекло по телефону. Во время ковида таким же образом организовывались и встречи адвокатов с подзащитными, так что ничего нового можно было бы и не придумывать. И раз в законопроекте связь через ВКС предлагается в качестве добровольной опции по заявлению арестованного и с согласия адвоката, то, по его словам, «очень хочется надеяться, что на местах не случится перегибов и такую форму общения из добровольной не сделают обязательной». 

Между тем, Минюст все-таки подготовил и такой законопроект, направленность которого эксперты априори воспринимают вообще неоднозначно. Речь идет о создании пенитенциарных учреждений нового типа подальше от населенных пунктов. В границах мультиколоний объединят СИЗО, разные режимы лишения свободы, правоохранительную и судебную инфраструктуру. Предполагается, что это поможет снизить затраты на содержание заключенных, уменьшить и штат сотрудников казенных домов. Сейчас понятие «учреждение объединенного типа» уже используется в Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ на период до 2030 года. Так что его законодательное закрепление «установит однозначное понимание содержания указанного термина и объема полномочий учреждения объединенного типа», подчеркивают в ведомстве.  Ранее ФСИН сообщала, что планирует закрыть почти 10% своих учреждений к 2024 году, то есть 88 из 900.

Как сказал «НГ» вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников, создание мультиколоний – это давний проект, продвигаемый ФСИН. Там пытаются обосновать необходимость их создания возможностью уменьшить количество сотрудников за счет единого периметра охраны, якобы сокращения расходов на строительство и другими плюсами. Но, «учитывая уровень коррупции и неэффективности в этом ведомстве, не известно еще, во сколько точно обойдется строительство казенных домов нового типа». По словам Мельникова, есть и ряд опасений о потенциальных нарушениях в таких центрах прав граждан. Например, достаточно того факта, что для таких гигантских строек выделять будут землю явно вдали от крупных городов. Одно учреждение может действовать на несколько регионов, а когда там окажется спецконтингент из СИЗО, то туда будет нелегко добираться адвокатам, следователям, прокурорам, которым по некоторым делам придется ездить в это место чуть ли не ежедневно на протяжении длительного времени. Это значит, что и без того длительные следственные действия растянутся еще сильнее. «Что уже говорить о родственниках заключенных, которым регулярно придется ездить далеко для передач и свиданий. Но не думаю, что кто-то подумал о них», – заметил Мельников.  Естественно, кратно возрастут возможности для незаконного насилия над заключенными, ведь «прятать нарушения на гигантской площади будет, наверное, проще». А еще в этих, по его словам, «зэк-сеттльментах» оборудуют и судебные залы, чтобы оперативно менять статус обвиняемого на осужденного и при этом далеко людей не возить. И недобросовестным членам ОНК можно будет в разы увеличить статистику посещаемости тюремной системы: зайдя в кабинет к начальнику одного учреждения, они после этого смогут написать в отчете, что посетили три-пять мест. «Однако для честных, работающих членов ОНК, которых в системе, правда, почти и не осталось, обойти все закоулки такого гиганта, побеседовать с заключенными и собрать жалобы не получиться и за несколько суток», – подчеркнул Мельников.


Читайте также


Попытки договориться до суда будут обязательными

Попытки договориться до суда будут обязательными

Екатерина Трифонова

Примирение сделают частью процедуры прежде всего в гражданских и коммерческих спорах

0
1642
Пашинян покусился на святое

Пашинян покусился на святое

Артур Аваков

Руководство Армении начало выяснять отношения с церковью

0
2422
Хуситы готовы отрезать Израиль от Средиземного моря

Хуситы готовы отрезать Израиль от Средиземного моря

Игорь Субботин

Пентагон обнаружил у йеменских боевиков дальнобойный арсенал

0
2336
К 2030 году власти обещают спустить на воду новый арктический флот

К 2030 году власти обещают спустить на воду новый арктический флот

Ольга Соловьева

Для ускорения работ в правительстве задумались о строительстве еще одной верфи

0
2085

Другие новости