0
3428
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

30.06.2009 00:00:00

Инноваторы и имитаторы

Ксения Гончар

Об авторе: Ксения Романовна Гончар - ведущий научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ.

Тэги: ниокр, предприятия, промышленность


ниокр, предприятия, промышленность Налоговые стимулы не подтолкнули новые предприятия к НИОКР.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

С марта по июль 2009 года Институт анализа предприятий и рынков ГУ–ВШЭ и Аналитический центр Юрия Левады проводят по заказу Министерства экономического развития опрос крупных и средних предприятий обрабатывающей промышленности. Цель опроса – характеристика уровня и факторов конкурентоспособности предприятий, а также их поведения в условиях кризиса. На сегодняшний день собрано около 800 анкет из предполагаемой тысячи, и можно сделать самые предварительные оценки результатов. Часть анкеты посвящена технологическому уровню и инновационному поведению предприятий – ниже будет показано, что говорят по этому поводу самые свежие из имеющихся данных. Опрос не завершен, данные «сыроваты», но и они ценны в условиях весьма противоречивых свидетельств о ситуации в реальной экономике.

По данным национальной агрегированной статистики, которая формируется из ответов предприятий на статистическую форму 4 «Инновация», на протяжении многих лет уровень инновационной активности в промышленности колеблется вокруг 10%. Это определяет место России в европейском рейтинге Инновационного табло Евростата (Community Innovation Scoreboard) – в группе глубоко отстающих стран вместе с Болгарией, Хорватией, Румынией и другими, не обладающими крупной диверсифицированной обрабатывающей промышленностью или наукой. Даже в период бурного роста производства и увеличения государственных и предпринимательских затрат на НИОКР позиции России не усилились, переход из группы отстающих в более высокую лигу «слабых» не состоялся.

Так ли уж безнадежна обрабатывающая промышленность как инноватор? Или, может быть, грубые замеры не позволяют увидеть детали и заметить точки роста? Наш предыдущий опрос показал, что промышленность поразительно неоднородна, и даже в рамках одной отрасли предприятия различаются по производительности труда в десятки раз. Может быть, истинных промышленных инноваторов плохо видно и слышно в шуме многочисленных слабых нерыночных компаний?

Затраты на НИОКР

На первый взгляд это так и есть - простые традиционные индикаторы инновационности по микроданным выглядят гораздо «благороднее» официальной статистики: половина опрошенных предприятий вывела на рынок новый продукт, и более трети обновили производственные технологии. Правда, примерно та же картина была зафиксирована в 2005 году, когда проводился первый опрос; а применение более строгих критериев, в соответствии с которыми компании стали относиться к числу инновационно-активных (показатели продуктовых и процессных инноваций корректируются на факт наличия у предприятия расходов на НИОКР), показывает, что доля таких инноваторов за 2005–2009 годы, увы, уменьшилась. Причем глубже остальных – в разы – пали низкотехнологичные отрасли; показатели у металлургии и машиностроения также плохие.

Заметим, что затраты на НИОКР замерялись по ситуации на 2008 год, когда влияние кризиса еще не проявилось на расходной части бюджетов предприятий. Таким образом, уменьшение уровня инновационной активности произошло в основном из-за того, что относительно небольшие компании (с числом занятых менее 250 человек) покинули инновационный бизнес, который все в большей степени концентрируется на крупных предприятиях средне- и высокотехнологичных отраслей. Из последних наиболее инновационно-активными выглядят предприятия химической промышленности, а также производство электро-, электронного и оптического оборудования. Правда, технологическая инновационность – неотъемлемая характеристика деятельности таких компаний; пассивная часть фирм этих отраслей, по всей видимости, ориентирована не на развитие, а на исход с рынка.

Несмотря на то что государство ввело налоговые стимулы для предпринимательских расходов на НИОКР, доля предприятий с такими затратами уменьшилась с 54,8% от числа опрошенных в 2005 году до 41,4% в 2008 году. Исключением стало транспортное машиностроение, сохранившее устойчивую долю предприятий с положительными затратами. Панельные данные (сопоставляются одни и те же предприятия, участвовавшие в двух раундах опроса) показывают, что 16% предприятий панельной совокупности вообще перестали финансировать НИОКР. Правда, следует оговориться, что предприятия, уже имевшие научные разработки, увеличили затраты на НИОКР, и в 2008 году почти половина таких компаний тратила от 1 до 10 млн. руб. в среднем на одно предприятие, в то время как в 2005 году большинство тратило менее 1 млн. Похоже, налоговые стимулы не подтолкнули предприятия к занятиям НИОКР, но увеличили расходы тех, кто уже занимался разработками.

Технологический уровень и инфраструктура

Большая часть предприятий определяет свой технологический уровень как «средний отечественный», причем среди активных инноваторов доля компаний на уровне лучших и средних зарубежных конкурентов вдвое выше. Высокие оценки технологического уровня значимо и положительно связаны с возрастной структурой оборудования, размером предприятия (чем больше, тем лучше), инновационным поведением, финансовым положением и экспортом. В группу «безнадежных» в техническом отношении компаний («ниже среднего отечественного уровня») попало только 5% предприятий. Причем более всего таких оказалось в транспортном машиностроении (8,7%) и в деревообработке (7,8%), совсем мало в химии и металлургии (менее 1%). Отметим, что более четверти респондентов полагают свой технологический уровень по крайней мере не ниже среднего уровня иностранных конкурентов, и эта оценка, даже если она чересчур оптимистична, значимо и положительно коррелирует с конкурентоспособностью предприятия.

Что касается инфраструктуры для инновационной деятельности, то здесь отмечается некоторое сокращение числа научно-технологических и ИКТ-подразделений и значительное увеличение доли предприятий, имеющих сертификацию по стандартам ISO (с 38 до 50%) в среднем по выборке. Последний индикатор уже находится на хорошем международном уровне. А вот закрытие научно-технологических подразделений настораживает: при сохранении этой тенденции на половине предприятий некому скоро будет не то что заниматься инновациями, но даже следить за соблюдением базовых технических стандартов.


Больше всего технически «безнадежных» – в транспортном машиностроении.
Фото Бориса Бабанова (НГ-фото)

Степень новизны продукта и влияние кризиса

Очевидно, что в реальной жизни нельзя сравнивать два предприятия, если одно из них совершило прорыв в своей области знаний и создало новый рынок никому до сих пор не известного продукта, материала или технологии, а другое просто «приспособило к делу» чужое и всем известное изобретение. Второй результат, безусловно, ценен, если позволяет компании производить добавленную стоимость, платить зарплату и вообще держаться на плаву. А «прорывных» предприятий по определению не может быть много – прорывы редки, рискованны, доступны немногим. Тем не менее в статистических подсчетах мы «складываем» показатели первого и второго предприятия и делим пополам. Получается, в частности, что в масштабах обрабатывающей промышленности существенного положительного влияния инноваций на конкурентоспособность нет, если инновации мерить только самим фактом участия компании в процессных или продуктовых инновациях без поправки на их качество и глубину. Проведенный опрос также показал, что инновации, внедренные в 2005 году, никак не повлияли на текущую конкурентоспособность предприятий с лагом по времени. Похоже, именно глубина инновационного процесса стала чертой, отделяющей осторожных экспериментаторов со всем известными продуктами и технологиями от предприятий, производящих принципиально новую продукцию.

Проведенное исследование как раз позволяет различить среди инноваторов разные группы с учетом степени новизны продукции или технологии. С помощью методологии оценки инновационной активности на микроуровне ОЭСР были вычислены: так называемые «глобальные инноваторы» – то есть те компании, которые на основе собственных оригинальных разработок произвели продукцию или внедрили технологию, новую для всего мирового рынка; инноваторы для внутреннего рынка; инноваторы «для себя» (продукция была новой только для самого предприятия – она известна на рынке, но предприятие хотя бы частично финансировало разработки и адаптацию); имитаторы, которые выпустили новый для себя продукт или заимствовали технологию при полном отсутствии затрат на разработки. Оказалось, что подавляющее число российских промышленных инноваторов попадает в группу имитаторов (40%). В то же время доля предприятий, ориентированных на инновации в масштабах всего российского рынка (36%), оказалась больше ожидаемой. Группа предприятий с инновациями, новыми для мирового рынка, совсем мала (5%) – впрочем, нереалистично было ожидать, что таких компаний окажется больше.

Гипотеза о том, что кризис сильнее «наказывает» активные предприятия, пока не подтвердилась: статистически значимой разницы в ответах о степени влияния кризиса между инновационно-активными и пассивными предприятиями нет. Как в среднем по выборке, так и в группах, выделенных по инновационной активности, примерно половина компаний фиксирует проблемы средней тяжести, и по четверти предприятий отмечают незначительные и тяжелые проблемы соответственно. Лишь по некоторым позициям инноваторы затронуты сильнее, однако это связано скорее с тем, что пассивным предприятиям почти незнакомы ряд направлений, по которым ударил кризис. Так, активные предприятия заметно чаще остальных называют сокращение госзаказа «самой острой проблемой» (21,4% активных предприятий против 13,7% у остальных) и жалуются на сокращение сроков кредитования, поскольку именно такие компании чаще получают госзаказ и ориентируются на «длинные» кредиты. В то же время рейтинг проблем неизменен: сильнее всего все предприятия затронуты сокращением спроса, неплатежами и ростом стоимости денег.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Наталия Набатчикова

Елена Семенова

Мерцающая рифма Хлебникова и объем свободы стиха

0
404
Пять книг недели

Пять книг недели

0
150
Австралийское животное

Австралийское животное

Александр Гальпер

Избавление от книг как целая наука

0
249
Будем держаться русской ориентации

Будем держаться русской ориентации

Виктор Леонидов

Воспоминания Леонида Савелова, родоначальника отечественной генеалогии

0
385

Другие новости