0
1553
Газета Дипкурьер Печатная версия

15.09.2008

Отзвуки "пятидневной войны"

Алла Язькова

Об авторе: Алла Алексеевна Язькова - д.и.н., профессор, руководитель Центра проблем Средиземноморья и Черноморья Института Европы РАН.

Тэги: россия, война, последствия


россия, война, последствия Получив признание России, абхазы заявили: обратной дороги нет.
Фото Reuters

Долгосрочные последствия российско-грузинского конфликта пока еще до конца не просчитаны, но уже сегодня очевидно, что наряду с наметившимися изменениями в характере отношений России с государствами западного мира не следует сбрасывать со счетов и его возможные результаты для Черноморско-Каспийского региона, основу которого составляют государства Южного Кавказа – Азербайджан, Армения и Грузия. На протяжении столетий этот регион сохранял свою значимость для России в качестве форпоста безопасности ее южных рубежей, при этом этнокультурные и конфессиональные факторы способствовали сближению народов этих стран и России. Сегодня в этих отношениях появился целый ряд «факторов риска», способных кардинально изменить ситуацию в регионе.

Уроки истории

Распад СССР, нараставшие в мире процессы глобализации и повсеместный поиск альтернативных источников энергии и путей их транспортировки уже во второй половине 1990-х годов привели к объективному повышению значимости Черноморско-Каспийского региона и, соответственно, государств Южного Кавказа. Но стратегическое значение региона для США и стран Западной Европы не ограничивается сегодня возможностью реализации нефтяных и газовых проектов. Его геополитическая значимость определяется близостью к районам Ближнего и Среднего Востока, а также тем, что государства Южного Кавказа непосредственно граничат с Россией и двумя крупными региональными державами – Турцией и Ираном. Существенно повышая стратегическую роль Южно-Кавказского региона, это создает возможности для входящих в него Азербайджана, Армении и Грузии проводить более самостоятельную – многовекторную – внешнюю политику.

Нестабильность в регионе в то же время определялась наличием на Кавказе затяжных этнотерриториальных конфликтов. Политические элиты с самого начала не смогли вписать свою национальную политику в русло заявленных ими демократических преобразований. Это стало причиной сепаратизма бывших советских автономий (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах), сделавших ставку на поддержку России. Вооруженные столкновения начала 1990-х годов уже тогда привели к массовым жертвам и депортациям грузин из Абхазии, азербайджанцев – из Нагорного Карабаха и прилегающих к нему территорий. На этой основе завязался тугой узел противоречий, в конечном счете и послуживших первоосновой разразившегося в августе 2008 года вооруженного столкновения между Россией и Грузией. Августовские события стали не только тяжелым испытанием для осетинского и грузинского народов, но и подхлестнули волну национализма в самой России. В этой связи достаточно вспомнить размещенную на информационно-аналитическом портале Eurasia 10 августа статью Дугина «Без компромиссов – танки на Тбилиси».

Но массового всплеска антигрузинских настроений не произошло, а прекращение дипломатических отношений между Россией и Грузией тяжело сказалось и еще скажется на судьбах граждан.

Какими же видятся не только непосредственные, но и долгосрочные последствия этого, как это поначалу представлялось, «локального конфликта» для стран Черноморско-Каспийского региона?

Экономические потери

Его наиболее очевидным результатом стали серьезные экономические затруднения в Армении и Грузии. Согласно данным Межгосударственного статистического комитета СНГ темпы роста их промышленного производства и без того были в 2001–2006 годах значительно ниже средних по СНГ (соответственно 2,1 и 3,4%). В Азербайджане промышленный рост составил за эти же годы 5,7%, при этом он стимулировался не только добычей нефти, но и высокими темпами прироста в металлургии и в производстве готовых металлических изделий.

В январе–июле 2008 года в Азербайджане был отмечен самый высокий по СНГ подъем промышленного производства (14,1%), что позволяло ему оказывать экономическую помощь Грузии, особенно в сфере энергетики. В Армении, напротив, наблюдался промышленный спад, во многом объяснявшийся ее транспортной изоляцией. Единственными «окнами» для ее экспортно-импортных операций оставался наземный путь через Иран и морские перевозки через грузинский порт Поти. «Пятидневная война» пресекла и эти ограниченные возможности. По словам генсека ОДКБ Николая Бордюжи, Армения потеряла за время войны в Южной Осетии около 500 млн. долл. из-за проблем с коммуникациями. Начало военных действий повлекло за собой также и сокращение на 30% поставок российского природного газа в Армению, но сегодня они вновь возобновились в полном объеме – 4,7 млн. кубометров в сутки. Что же касается Грузии, то ее прямые убытки от конфликта составили 1 млрд. долл. (8% национального ВВП), банковская система потеряла 12% депозитов, валютные резервы сократились на 6,5%.

Из-за конфликта вокруг Южной Осетии пострадала и азербайджанская экономика. Еще 5 августа в результате теракта в восточной Турции из строя вышел трубопровод Баку–Тбилиси–Джейхан, являющийся главным экспортным маршрутом азербайджанской нефти. Военные действия в Грузии блокировали и другой трубопровод, проходящий по ее территории – Баку–Супса, а также газопровод Баку–Эрзерум. По данным Caspian Alliance Group, каждый день, пока трубопроводы продолжают простаивать, Азербайджан теряет около 100 млн. долл.

Тем не менее официальный Азербайджан весьма сдержанно отреагировал на августовские события. Президент Ильхам Алиев находился в это время на Олимпиаде в Пекине, и с комментарием по поводу происходящего выступил руководитель пресс-службы МИДа Хазар Ибрагим: «Азербайджан признает территориальную целостность Грузии и считает, что конфликт должен быть разрешен в рамках международного права». Значительно более категоричной была реакция оппозиционных политиков и СМИ, ими были опубликованы несколько заявлений, обвиняющих Россию в продержке сепаратистов, организованы акции протеста у российского посольства в Баку.

Азербайджан и Армения приняли беженцев из подвергшихся бомбардировкам районов Грузии. По данным МИД Армении, с начала военных действий таможенный пункт «Бавра» на грузино-армянской границе пересекли более 10 тыс. человек, в основном женщины и дети. В Армению въехали также свыше 2 тыс. иностранных граждан, в том числе сотрудники посольств и международных организаций и члены их семей, направлявшиеся в ближайший безопасный международный аэропорт в Ереване.

Осетия напомнила о Карабахе

В общественных кругах Армении и Азербайджана просчитывались параллели между войной вокруг Южной Осетии и армяно-азербайджанским конфликтом из-за Нагорного Карабаха. «Параллели между этими конфликтами очевидны, – сказал в беседе с корреспондентом бакинского агентства AFP политолог Хикмет Гаджизадэ.– Конфликт между Грузией и Осетией обязательно повлияет на карабахский конфликт. Если Россия установит полный контроль над Грузией, Азербайджану придется очень плохо. Ведь именно через территорию Грузии проходят все наши энерго-транспортные проекты, связующие нас с внешним миром».

Но политолог усмотрел и положительную сторону в нынешнем кризисе: «преданные забвению кавказские конфликты оказались в центре внимания мира», имея в виду армяно-азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Как известно, на протяжении полутора десятилетий посредническую миссию в урегулировании этого конфликта осуществляла Минская группа ОБСЕ, и ее три сопредседателя (Россия, США и Франция) в основном способствовали сохранению status quo в регионе. Но после «пятидневной войны», а также после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии подходы сторон к проблемам территориальной целостности перестали быть однозначными.

Отвечая 30 августа на вопрос корреспондента информационного агентства REGNUM о перспективах дальнейшей деятельности Минской группы, руководитель фракции «АРФ Дашнакцутюн – Движение 88» в Национальном собрании НКР Армен Саркисян поделился мнением по поводу сложившейся «интересной ситуации»: из трех стран – ее сопредседателей две находятся в состоянии конфликта (Россия и США), а третья пытается выступить посредником (Франция). Тем не менее, по его же словам, если два противоположных полюса признают право на самоопределение (Запад – Косово, а Россия – Абхазии и Южной Осетии), то «становится интересной их совместная деятельность в отношении Нагорного Карабаха». Главное, чтобы обретение независимости не обернулось войной, заключил он.

На результативность действий Минской группы едва ли, впрочем, стоит рассчитывать. Запущенный американским представителем Мэтью Брайзой «пробный шар» – предложение о проведении плебисцита в НКР сразу же было отвергнуто Азербайджаном – по мнению Баку, уж если проводить плебисцит, то на территории всей страны, включая НКР и оккупированные территории.

Соседи держат паузу

Как Азербайджан, так и Армения воздержались от официального признания независимости Абхазии и Южной Осетии, а при подведении общих итогов «пятидневной войны» отдали предпочтение учету своих собственных интересов, а не поддержке глобальных геополитических планов и проектов. Это стало очевидным по весьма скромным результатам визита вице-президента США Ричарда Чейни в Баку. И хотя последнее слово в вопросе о транспортировке каспийских энергоресурсов еще не сказано, в Баку не могут не учитывать того факта, что дружба с Вашингтоном не застраховала Тбилиси от вооруженного конфликта с Москвой, а вопрос о военном противостоянии с Россией, по оценке лондонской Financial Times, даже не рассматривался ни США, ни их союзниками по НАТО.

Что же касается Еревана, то его позиция по поводу российско-грузинского конфликта была официально озвучена во время состоявшегося в начале сентября визита президента Сержа Саргсяна в Москву и его участия в саммите ОДКБ: «Мои сожаления, что события так развернулись, желаю скорейшего устранения всех последствий».

На открытую поддержку Арменией действий Москвы трудно было бы рассчитывать. Недавние события показали, что даже кратковременное прекращение железнодорожного сообщения с Грузией способно оставить Армению без зерна и топлива, не говоря о поставках российского газа. Но односторонняя поддержка Москвы существенно осложнила бы урегулирование нагорнокарабахского конфликта, поскольку Россия не может и не готова признать независимость НКР, а «прямой диалог» между Арменией и Азербайджаном, в случае публичного осуждения Грузии или признания Ереваном независимости Абхазии и Южной Осетии, едва ли стал бы возможным.

Неожиданным стало установление пока еще неофициальных контактов Армении с Турцией. В августе президент Армении Серж Саргсян принял спецпосланника президента Турции Унала Чевикоза, с которым обсуждалась инициатива Турции по созданию «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе» с участием Турции, России, Азербайджана, Армении и Грузии. Важно напомнить, что с этой инициативой выступил еще 12 августа премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Оппозиция в Азербайджане негативно восприняла сближение Армении и Турции, но глава МИДа Эльмар Мамедъяров, посетивший Анкару в конце августа, осторожно оценил сближение с Ереваном как «внутреннее дело Турции».

Неофициальный визит в Ереван президента Турции Абдуллы Гюля положил начало практическому «размораживанию» отношений Армении с Турцией, на протяжении полутора десятилетий не имевших дипломатических отношений. Президент Саргсян заявил о готовности Армении к урегулированию отношений с Турцией «без предусловий», а также положительно отозвался о создании совместной армяно-турецкой комиссии по изучению фактов геноцида армян в 1915 году.

Абдулла Гюль, в свою очередь, сообщил, что в Ереване обсуждались также возможности урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха. «Эта проблема рано или поздно решится, но терять на это 20–30 лет нельзя», – подчеркнул он. Подтвержденные им предложения – о создании регионального альянса «Платформа мира и стабильности на Кавказе» и активизации переговоров по Нагорному Карабаху, но уже не под эгидой Минской группы, были в принципе поддержаны российской стороной на встрече в Москве министра иностранных дел Эльмара Мамедъярова с его коллегой Сергеем Лавровым. Предстоит, однако, выслушать мнение также и других сопредседателей Минской группы – Франции и США, поскольку региональные проекты на Кавказе едва ли получат путевку в жизнь без поддержки таких крупных игроков, как США и Европейский союз.

Европейский посредник

После разразившегося между Россией и Грузией вооруженного конфликта администрация Буша в срочном порядке направила в Черное море военные корабли, доставившие гуманитарную помощь Грузии и продемонстрировавшие американское «присутствие» в регионе, сопровождавшееся, по оценке Washington Post «достаточно резкими заявлениями вице-президента Чейни», но избегавшее силового противостояния с Россией. Грузии была также предоставлена помощь в размере 1 млрд. долл., но, как отмечалось в передовой статье той же газеты, грузинский президент своими невыдержанными действиями «поставил в неловкое положение самых стойких своих сторонников в Вашингтоне и втянул Грузию и США в дорогостоящее и проигрышное противостояние». Поэтому, резюмировал автор статьи, администрации Буша «необходимо подумать, как отделить свою поддержку Грузии как стране и демократии от защиты Саакашвили».

Но сегодня это сделать труднее, чем месяц назад, на что справедливо указал Эдуард Шеварднадзе. «Всеми своими последними действиями – категорическими высказываниями в адрес Саакашвили и особенно признанием независимости Абхазии и Южной Осетии Россия фактически спасла Саакашвили от ответственности в самой Грузии – несмотря на раздававшуюся в его адрес критику, его рейтинг поднялся в десять раз», – подытожил экс-президент Грузии.

Многие проблемы кавказской политики пока еще остаются открытыми, но шагом на пути к их разрешению стали переговоры в Москве и Тбилиси миссии Евросоюза в составе его нынешнего председателя, президента Франции Николя Саркози, главы Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу и Высокого представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы. Согласно достигнутым договоренностям, до 1 октября в регион, примыкающий к Абхазии и Южной Осетии, должны быть введены международные наблюдатели, и выведены российские войска и вооружения. Грузия обязалась не применять силу, гарантом чего выступил Европейский союз. 15 октября в Женеве должны начаться международные консультации по Абхазии и Южной Осетии, при этом Дмитрий Медведев заявил о неизменности позиции России по вопросу об их независимости. Саркози, напротив, подтвердил в Тбилиси позицию ЕС по поводу территориальной целостности Грузии, лидеры Евросоюза также заявили о намерении оказать всестороннюю помощь Грузии и о проведении в Тбилиси встречи глав государств – доноров Грузии.

Итоги переговоров можно, таким образом, расценить как с трудом достигнутый компромисс, о чем и написала британская Independent: «Все стороны признали, что на данном этапе можно добиться лишь ограниченных успехов». Большая часть проблем остается нерешенной, и эхо «пятидневной войны» еще долго будет звучать, осложняя решение многих международных проблем.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Евгений Подопригора

Татьяна Ивженко

В Незалежной подводят итоги пяти лет после майдана

0
480
Россия и Япония торопятся развязать узел территориального спора

Россия и Япония торопятся развязать узел территориального спора

Владимир Скосырев

Вопрос в том, как толковать Декларацию 1956 года

0
506
Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Илья Петров

Геополитика в поставках голубого топлива на Старый континент играет не последнюю, а иногда и первую роль

0
736
США предъявили Китаю ультимативные требования

США предъявили Китаю ультимативные требования

Владимир Скосырев

Вашингтон запугивает Пекин перед встречей Трампа с Си Цзиньпином

0
2033

Другие новости

Загрузка...
24smi.org