0
1065
Газета Идеи и люди Печатная версия

23.10.1999 00:00:00

В действиях Кремля сегодня видна нормальная логика

Тэги: Кремль, война, выборы

На последнем заседании авторитетного московского политического "Клуба-93", состоявшемся 2 октября, обсуждалась тема грядущих выборов в России и возможных в связи с этим вызовов российской государственности и демократии. С первым докладом выступил политолог Вячеслав Никонов, изложивший свой взгляд на проблему, основывающийся на известной концепции "угроз, исходящих из Кремля, полностью отчужденного от общества". Иную оценку ситуации предложил политолог Андраник Мигранян, сокращенный текст выступления которого "НГ" предлагает сегодня вниманию своих читателей.

Андраник Мигранян.
Фото Фреда Гринберга

Я НЕ ГОТОВИЛ специальный письменный доклад по предложенной теме, но когда думал, на каких вопросах остановиться, выделил несколько тем: Кремль и выборы, война на Кавказе, борьба элит и в самом конце - есть ли какая-нибудь альтернатива на сегодня для нынешнего состояния России и в каком международном контексте наши политические, экономические и иные процессы разворачиваются.

Участники нашей дискуссии прекрасно знают друг друга, все читают и знают позиции, которые высказывают члены клуба. Поэтому я думаю, что все прекрасно знают, что я был достаточно критичен и очень много писал о бездарности и бессмысленности нынешней власти. Но должен сказать, что в отличие от Вячеслава Никонова я совершенно иначе вижу сегодня политический процесс в России. И как ни странно, хотя еще недавно я говорил, что в Кремле сидят помощники помощников, что от них вряд ли можно ожидать чего-либо серьезного, сейчас я вижу нормальную логику, определение нормальных приоритетов в действиях Кремля, абсолютную целенаправленность в этих действиях, и, честно говоря, это меня удивляет. Думаю, что, возможно, здесь заодно действуют не только люди из администрации президента. Скорее мы имеем дело с объединенными интеллектуальными, административными усилиями администрации, семьи президента и правительства Путина. Все эти ресурсы отмобилизованы на спасение кремлевской команды в широком смысле этого понятия.

Я начну, пожалуй, с проблемы Чечни. У меня принципиально другой взгляд на чеченскую проблему, чем у Никонова. Я думаю, что с 1994-1996 годов власти многому научились, хотя я думал, что они никогда ничему не учатся. Но мы сегодня имеем качественно иную картину во всех отношениях. Все присутствующие знают, что я неоднократно говорил, что у нас ни государственности, ни демократии никогда, с распада государства после начала горбачевских радикальных политических реформ, не было. Поэтому то, что происходит сегодня по вопросу о Чечне, может быть, есть некое движение в сторону государственности, а о демократии поговорим позже, потому что в принципе сначала надо иметь государство, а потом в рамках государства формировать некий политический режим. Все-таки демократия - одна из многих разновидностей политических режимов, а не государство само по себе.

А теперь конкретно о чеченской ситуации.

Если даже принять во внимание версию о том, что Волошин вместе с Березовским спланировали эту войну, то тогда должен признать, что надо поставить памятник Волошину с Березовским, раз они так умело подготовили эту ситуацию: заманили чеченцев в Дагестан, устроили всеобщую ненависть народа Дагестана по отношению к ним, создали ситуацию, при которой телемагнаты обвинили друг друга в предательстве России, после чего власть получила абсолютно консолидированную поддержку этой войны со стороны средств массовой информации, а после терактов сепаратистов в городах России добилась абсолютной поддержки населения в этой войне, получила вообще неограниченные возможности для того, чтобы в этом регионе поставить под собственный контроль ситуацию и держать в своих руках инициативу. Я вижу ситуацию таким образом и не могу не поразиться тому, что если кто-то так замечательно задумал такую операцию, то это просто гениальные люди, которые к тому же блестяще провели эту акцию. Но все-таки сомневаюсь, что кто-то так гениально все это спланировал.

Тем не менее впервые за последние 8 лет мы получили ситуацию, когда НТВ показывает доблесть российских войск, а мне всегда приходилось говорить, что эта компания проводила абсолютно антироссийскую, антигосударственную, антинациональную политику, героями которой всегда были Басаевы, Дудаевы и все остальные. Я этого не скрывал, и они это прекрасно знают. Я не знаю, насколько прав Борис Березовский, но по крайней мере он сейчас подтвердил то, о чем говорили в 1994-1996 годах представители ФСБ: что вся российская журналистика, поддерживающая чеченцев, кормилась из чеченских денег. ФСБ не смогла тогда привести реальных фактов, однако сегодня Борис Березовский говорит, что у него есть на это доказательства. Посмотрим, что покажет суд, если все-таки будет суд. Я действительно был поражен тем обстоятельством, что не по команде российских властей, а по собственному порыву встречу Магомедова с Масхадовым срывает население Дагестана. И еще больше я был поражен, когда российский премьер сказал то, что он сказал после посещения Дагестана, - я, кстати, в первый раз услышал на таком высоком уровне столь точное и четкое понимание политической задачи и вообще точную оценку момента. Вместо того чтобы сказать: "Шамиль Басаев, добрый день, как поживаете?", он заявил: "Я всегда с симпатией относился к дагестанскому народу, а теперь я просто люблю этот народ". Это, я должен сказать, колоссальное событие для российской политики на таком высоком уровне. Как правило, кроме дебилизма, нам ничего не приходилось слышать от наших руководителей последних лет, а тут вдруг оказывается политическое мышление, видение ситуации и чисто интуитивное и абсолютно точное понимание того, на что надо делать упор.

Многие обратили внимание на то, что, говоря о чеченской ситуации, Путин прибегает к риторике времен Великой Отечественной войны: народ и армия - едины, добьем врага в его логове, очистим страну от бандитской нечисти и т.д. И даже обещание премьера замочить террористов в сортире получило восторженный отклик у населения. Наше общество соскучилось по сильным политикам и сильной политике. К сожалению, российская политика и политики очень редко проявляли мужские качества в драматических событиях последнего десятилетия.

Второй вопрос, который на фоне чеченской войны представляет для меня большой интерес. Действительно, власти при нынешней чеченской войне полностью нейтрализовали те политические силы, которые выступили против российских властей и на стороне чеченских сепаратистов. Среди этих сил необходимо отметить главные: средства массовой информации, часть политических элит. Сегодня они не смеют на фоне общественных настроений выступить против политики российских властей в Чечне. Как только в России власти парализовали действие этой пятой колонны, получил подтверждение тот факт, что чеченская и кавказская война - это "московская война". И действительно, как только в Москве антигосударственные силы в СМИ и политике поджали хвосты, оказалось, что российская армия и власть в состоянии решить самые сложные проблемы. Если сегодня даже Григорий Явлинский говорит, что надо решительно выкорчевывать этих сепаратистов, то это означает, что даже они не в состоянии без помощи антигосударственных СМИ вести свою обычную политическую линию с целью предотвратить консолидацию государственной власти в России.

Величайшими достижениями нынешней власти, в отличие от периода 1994-1996 гг., стало то, что ее действия сегодня поддерживают все политики - от Гайдара и Явлинского до Жириновского и от газеты "Завтра" до газеты "Сегодня".

Третий, еще более важный вопрос. Конечно, Кремль через войну на Кавказе держит в руках политическую инициативу. Он сегодня может как увеличить масштабы войны, так и локализовать. Увеличивать и локализовывать тогда, когда ему это нужно. Таким образом, Кремль имеет очень серьезные возможности влиять на политический процесс, и в том числе Кремль сегодня в значительно большей степени контролирует ситуацию в связи с тем, объявлять или не объявлять чрезвычайное положение. Вопрос, связанный с губернаторами, в случае введения чрезвычайного положения, конечно, важен, но, на мой взгляд, при нескольких очередных взрывах ни один губернатор не сможет выступить против ЧП, и спонтанное или организованно-спонтанное массовое движение снизу с требованием наведения порядка просто заставит губернаторов принять соответствующие решения. Мало того, я должен сказать, что если бы этот вопрос был столь важен на данном этапе для Кремля, то ЧП было бы уже введено, по крайней мере на Северном Кавказе, потому что губернаторы и, в частности Строев и другие, говорили: если Кремль обратится с подобным предложением, то можно будет обсудить вопрос о введении ЧП в некоторых районах Северного Кавказа.

Мало того, еще пара взрывов в столице - и подобное ЧП можно ввести в Москве с назначением военного коменданта и передачей ему всех властных полномочий, что будет означать отстранение автоматически мэра и московского правительства от несения обязанностей. Вопрос здесь не в том, можно или нельзя вводить ЧП. На мой взгляд, сегодня просто нет ясности, зачем его вводить и что после этого Кремль должен сделать.

Я много раз говорил и писал о слабости Кремля, об отсутствии ресурсов, о дискредитации власти и т.д., но, как ни странно, властный ресурс у Кремля сегодня неизмеримо больше, чем у всех других центров силы, которые в принципе могут бросить ему вызов. Это мы увидели на примере импичмента, это мы увидели на примере снятия Примакова, и это мы видим сегодня в связи с чеченскими событиями.

В каком бы состоянии ни был президент, что бы ни делала центральная власть, как бы часто ни меняли премьеров, власть творит себя сама в том виде, тогда и так, как она сама этого хочет. Потому что все остальные как государственные, так и общественные институты абсолютно неспособны что-либо сделать. Мало того, я думаю, что любые надежды на массовые выступления и на давление снизу, по крайней мере за последние годы, оказались абсолютно тщетными и совершенно наивными. Народ отчужден от власти, он не чувствует никаких возможностей повлиять на нее, но он негативно относится не только к Кремлю, но также и к тем элитным группам, которые воюют с ним. То есть нельзя сказать, что общество одних предпочитает, а других отрицает, потому что для простого народа все они одним миром мазаны.

Мало того, для простых людей это даже зрительно очевидно, потому что одни и те же лица мелькали на телевидении и на страницах газет в течение последнего десятилетия все время в одном и том же окружении. Для большинства населения то, что происходит сегодня на элитном поле, называется внутренними разборками самой элиты. А во внутренних разборках преимущество у тех, у кого властные рычаги, институциональный ресурс госвласти, каким бы ослабленным ни было государство. И этот ресурс все-таки достаточен, для того чтобы принимать принципиальные решения и их реализовывать. Поэтому думаю, что, если все-таки будет некоторая ясность, какие вопросы можно решить с помощью ЧП (то ли отмена выборов, то ли еще что-нибудь), в ту же минуту ЧП будет введено и получит одобрение в Совете Федерации. Общественные настроения для этого уже подготовлены. Еще пара-тройка взрывов - и при необходимости власти могут предпринять любые действия по своему усмотрению. Именно поэтому для меня очевиден ответ на вопрос, имеют ли власти отношение к взрывам. Я думаю, что они к взрывам не имеют отношения, потому что если бы они имели такое отношение, то надо было сразу после этого политически реализовывать возникшие возможности. Но так как власти не стали реализовывать возникшие возможности, это означает, что данные взрывы были еще не те, которые могут быть использованы Кремлем.

Еще раз повторюсь. Для этого нужно Кремлю, условно говоря, точно знать, как "утопить" Скуратова вместе с Пакколи, где изолировать или как отстранить Лужкова, как поступить с Примаковым, что делать с целым рядом людей, которые сегодня мешают безболезненному, спокойному переходу власти из одних рук в другие, дружественные и надежные руки, или же максимально продлить власть Семьи, невзирая ни на какие законные ограничения. Думаю, что по крайней мере на данном этапе угрозы введения ЧП нет. Но, как я уже сказал, реальная возможность этого у Кремля есть.

Таким образом, можно отметить, что хотя очень часто мы, аналитики, обращали внимание на то, что Кремль теряет контроль над страной, но в данном случае, справедливости ради, надо сказать, что в отношении ситуации на Кавказе президентская команда держит ситуацию под контролем.

Вторая причина, на которой я хотел бы остановиться и объяснить, почему сейчас введение ЧП не нужно для Кремля, относится к ситуации, сложившейся на электоральном поле.

После провала президентской администрации на начальном этапе избирательной кампании, когда потерпели неудачу попытки создать сильный правоцентристский избирательный блок с участием Степашина, НДР, правых сил, видимо, под угрозой изгнания с работы Волошин с правительством стали действовать более эффективно, и, в общем-то, должен сказать, что эти действия оказались небезрезультатными. Я думаю, что стратегия, если я что-нибудь понимаю в стратегии Кремля и если она вообще есть, должна быть такова. Максимально раздробить политический спектр и не допустить доминирующего присутствия в Думе какого-либо блока или партии. Для этого надо всех со всех сторон обложить и всех раздробить. На первом этапе Кремль вчистую проиграл подготовку к думским выборам и упустил инициативу. Еще тогда предполагалось два варианта троек для блока правоцентристских сил. Первый вариант: Степашин - Михалков - Чубайс; второй вариант: Степашин - Михалков - Шойгу. Так что Шойгу не просто как черт из табакерки вылез, а он давно рассматривался во всех этих конфигурациях. Но так как то ли администрация имела другие цели и Кремль по-другому мыслил свою стратегию по отношению к выборам, то ли президентская команда не придала этому должного значения, им не удалось добиться нужного результата. Я думаю, что если бы они всерьез тогда включили в это дело президента и серьезных людей, то уже на том этапе можно было бы создать довольно мощный и хорошо организованный блок правого центра, для того чтобы занять политическое пространство в центре и правее центра, тем самым плотно обложив блок "Отечество - Вся Россия" справа. Не были предприняты должные меры по отношению к губернаторам, чтобы они не вошли в "Отечество".

Сегодня же на электоральном поле Кремль предпринимает авральные действия, с тем чтобы вернуть себе инициативу. В спешном порядке, чтобы исправить допущенную ошибку, создается "Единство", блок губернаторов против ОВР. Административным ресурсам ОВР пытаются противопоставить административные ресурсы других губернаторов. Популярным политикам - других популярных политиков. В этом отношении знаменательным было взятие под контроль "Транснефти". Это естественная монополия, и, конечно, кто контролирует "Транснефть", тот контролирует "Татнефть", "Башнефть" и многое другое. Это колоссальный рычаг для давления на регионы. А Путин достаточно четко и ясно показал, что с губернаторами будет очень жесткий и серьезный разговор. Думаю, что такая линия давления на президентов и губернаторов - членов ОВР со стороны Кремля будет продолжаться и дальше. По всей видимости, в обозримый период это будет одним из главных направлений деятельности всей президентской команды.

Следующий момент, который окажется в этом отношении достаточно показательным.

Сегодня, 2 октября, уже идет съезд "Союза народовластия и труда" генерала Николаева и академика Святослава Федорова. Это фактически попытка обложить слева от центра ОВР. Этот блок - еще одна дополнительная сила, которая будет отбирать голоса у ОВР в центре и левее центра. Я уже не говорю о том, что инициатива в информационной войне находится на стороне Кремля и властных структур, потому что они смогли беспрецедентно отмобилизовать все свои информационные ресурсы. Как ни странно, НТВ, наш пионер в создании желтой тележурналистики, всегда будучи достаточно эффективным, сегодня оказалось на фоне, скажем, ОРТ и других каналов ну просто невинной девицей.

Информационная война сегодня, по крайней мере это мои ощущения, ведется при подавляющем преимуществе нынешних властей. И это только начало. Игра без правил стала нормой политики, и, увы, в это оказались втянуты все ныне действующие и враждующие друг с другом элитные группы.

Я думаю, что, конечно, если будет отмена выборов, народ не выступит против. Увы, именно демократические СМИ за последние 8-9 лет создали карикатурный образ парламента и парламентариев - врагов демократии. Они постоянно подчеркивали, что парламент - это место для болтунов, негодяев и мерзавцев. И вот они это будут расхлебывать. СМИ будут нести всю полноту ответственности за то, что народ и пальцем не пошевельнет, чтобы спасти единственный по-настоящему демократический институт любой политической системы. Если власть воспользуется результатами трудов "демократических" сил, народ скажет: "Ну и слава богу". Вот получают себе там по 6 тысяч, по 10 тысяч, или я не знаю сколько, по 100 тысяч, подумают люди, и что же они делают за такие деньги? А им объясняют демократические СМИ, что депутаты грабят страну и вообще являются какими-то паразитами на здоровом теле нашего народа. Вот простые люди и думают: если бы депутатов изгнать и вообще эти деньги отнять и поделить, может быть, всем будет хорошо.

Однако мне кажется, что думские выборы не представляют для Кремля большой опасности. Если не удастся сильно раздробить КПРФ, ОВР и т.д., то, я думаю, это даже лучше для власти. Я, может быть, слишком умными сейчас хочу показать кремлевских стратегов, но у них все еще остаются два варианта действия. При одной стратегии могло бы быть так: вообще провален центр, ОВР берет все, правые вообще не проходят в Думу, приходят коммунисты вместе с ОВР, и тогда СМИ работают на создание следующего образа, который для меня совершенно очевиден. Кстати, уже в последние месяцы пребывания Примакова у власти многие так называемые демократические СМИ именовали примаковское правительство коммуногебистским. Гипотетически можно представить, что у сторонников такой стратегии могла бы быть следующая логика: сначала дать провести эти выборы, правые вообще не проходят, значит, победу одерживают коммуногебисты вместе с коммунистами и радикал-коммунистами, и тогда бросается клич: "Родина в опасности! Надо спасать от коммуногебистов и коммунонацистов Россию". И тогда внутри страны, и особенно на Западе, все поймут, что какие вообще в таких условиях могут быть президентские выборы, как можно вообще что-либо делать, когда "демократия" в России в такой опасности. Это как бы то, что в 1996 году уже однажды было апробировано. К сожалению, я не знаю, кто является имиджмейкером Евгения Максимовича, но недавно я включаю телевизор и вижу совершенно потрясающее зрелище, которое, я думаю, в здравом уме и при трезвой голове никто не должен был бы сотворить. Выходит Примаков вместе с Вольским на сцену, и Примаков говорит: "Самый популярный человек у нас в стране за XX век - это Андропов, а после Андропова самый популярный человек - Брежнев", а Вольский говорит: "Ну и третий - Евгений Максимович Примаков". Значит, даже здесь не надо ничего придумывать насчет коммуногебистского режима: сами показали, кого мы выбираем, куда мы идем, какие у нас ориентиры в этой жизни. И если даже в общественном сознании эти вещи работают, и Брежнев с Андроповым являются популярными в народе, то самому лидеру не следовало бы так в лоб подставляться. Таким образом, Примаков, ставя перед обществом вопрос выбора между прошлым и будущим, явным образом идентифицирует себя с прошлым, несмотря на все оговорки при этом. На этом очень эффективно и эффектно могут играть СМИ, ориентированные на Кремль.

Я не знаю, как сейчас Кремль будет играть, но я вижу, что и по второй стратегии, если пойдут губернаторы в "Единство" стройными рядами, конечно, если сейчас помогут раскрутиться генералу Николаеву с академиком Федоровым и т.д., то фактически ОВР будет маргинализироваться. Если вдобавок к этому пойдет мощнейшее давление через "Транснефть" на Татарию, на Башкирию и через правоохранительные органы и Кремль на Петербург, то в принципе, конечно, очень серьезные возникнут проблемы с ОВР.

В заключение я хочу остановиться на международном контексте, в котором разворачиваются внутрироссийские проблемы.

Так ли опасна та возможная изоляция, которая может быть для России на Западе, о чем с таким нажимом говорил Вячеслав Никонов? Так ли на самом деле Ельцин изолирован, и Западу не нужны одни политики, а якобы нужны другие люди в России? Я думаю, что это абсолютный бред для внутреннего пользования и для запугивания некоторых провинциальных политиков, которые вообще не понимают, что такое Запад, чем руководствуются западные политики, когда принимают те или иные решения. Чем коррумпированнее режим, чем продажнее политики, тем лучше для Запада, ибо, когда он имеет дело с подобными режимами, он легче ими управляет, больше имеет возможностей влиять на принятие властями этих стран тех или иных решений.

Как правило, вопросы внешней политики занимают весьма скромное место в избирательных кампаниях США. Если это было так при существовании сверхдержавы СССР, которая наводила ужас на американских обывателей, то можно предположить, насколько маргинальной для американских обывателей может быть нынешняя Россия: в долгах как в шелках, ослабленная в военно-политическом отношении и исключительно зависимая от Запада и особенно от международных финансовых структур, находящихся под контролем США.

Поведение нынешних российских властей в случае с Ираком и Югославией, когда после шумной антиамериканской и антинатовской истерии российские власти пошли на попятную и фактически сдали все свои позиции (правда, справедливости ради, надо сказать, что и в том, и в другом случае дипломаты поработали отлично, но сдали все политики), свидетельствует о том, что нынешние власти оказались наиболее удобными партнерами для США и стран НАТО. Ведь у России имелись все необходимые ресурсы, чтобы сорвать операцию НАТО в Югославии. Запад этого очень боялся, так как ставки были слишком велики. Речь шла о будущей судьбе НАТО и президентских выборов в США 2000 года. Единственное, чего не хватило России, - это политической воли. Отсутствие политической воли объясняется тем, что те, кто должен был принимать решение о поставках оружия Югославии или отправке десантников в Косово без предварительного оповещения или получения согласия от Болгарии или Румынии на пролет по воздушным коридорам над этими странами, понимали, что, поступи они таким образом, они неизмеримо подняли бы ставки в игре с Западом и НАТО, но могли бы лично лишиться очень многого. Ведь у этих людей львиная доля имущества и денег, их дети и семьи находятся на Западе. Таким образом, стратегическим интересом и достоинством страны они пожертвовали ради собственной корысти. В 1956 году несоизмеримо более слабый в военном отношении Советский Союз под руководством Хрущева позволил себе прибегнуть к ядерному шантажу Англии и Франции и добился своих внешнеполитических целей. Воля и решимость Хрущева и его коллег по Политбюро, продемонстрированные во время Суэцкого кризиса, не в последнюю очередь были обусловлены тем, что их деньги, имущество и семьи не были на Западе. Про большевиков и даже разложившихся коммунистов эпохи Брежнева можно сказать все что угодно. Однако у них никогда государственный интерес, как они его понимали, не подчинялся шкурным интересам ни отдельных руководителей, ни советского политического класса в целом. Я не сомневаюсь, что если бы Россия сорвала операцию НАТО на Балканах, то никогда Запад не посмел бы развязать нынешнюю гнусную антироссийскую истерию в своих средствах массовой информации. Эта показательная порка России в западных СМИ - результат глупости и податливости российских властей. Проигравших в политике не уважает никто.

Совершенно очевидно, что России нужны другие руководители: честные, порядочные, патриотично настроенные.

России нужны руководители, которые держали бы свои деньги, имущество и семьи в стране, которой они руководят. Нужны новые люди, которые консолидировали бы государственную власть, вернули бы уважение к этой власти как внутри страны, так и в мире. Однако я не сомневаюсь, что даже большинству весьма недалеких западных стратегов (хотя среди них есть немало и отличных умов, с которыми одно удовольствие обсуждать геополитические проблемы современного мира) очевидно, что если в России будет новая политическая элита с вышеназванными качествами, то Запад будет иметь дело уже с другой Россией, готовой жестко отстаивать свою независимость и субъектность в международных отношениях. И боюсь, что нынешняя западная политическая элита, особенно американская, и власти не только не готовы иметь дело с такой Россией, но вряд ли этого захотят в обозримой перспективе.

Надеюсь, я добился главной цели своего выступления: показать, что видение политической ситуации, предложенное Вячеславом Никоновым, есть лишь одна из возможных интерпретаций существующей обстановки в России. Именно с этой целью я предложил совершенно иную интерпретацию тех же самых событий.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Пентагон продолжает провоцировать Россию

Пентагон продолжает провоцировать Россию

Владимир Иванов

Черное море стало зоной особого внимания воздушной разведки Америки

0
206
Коалиция «За честные выборы» может объединить оппозиционеров

Коалиция «За честные выборы» может объединить оппозиционеров

Дарья Гармоненко

В оргкомитет совместных действий приглашены все партии, кроме «Единой России»

0
292
Несогласные пытаются оживить низовую политику

Несогласные пытаются оживить низовую политику

Дарья Гармоненко

Власть стала обращать внимание на оппозиционные муниципальные проекты

0
241
Конституционный суд признал право СКР на собственную экспертизу

Конституционный суд признал право СКР на собственную экспертизу

Екатерина Трифонова

Адвокаты не верят в объективность специалистов, связанных с правоохранителями

0
247

Другие новости

Загрузка...