0
6665
Газета Стиль жизни Печатная версия

08.01.2024 18:46:00

Портрет от виртуоза острых ножниц

Черный силуэт был известен и в Древней Греции, и в Древнем Египте

Юрий Гуллер

Об авторе: Юрий Александрович Гуллер – литератор, член Союза писателей Москвы.

Тэги: художественное вырезание, портрет, черный силуэт, искусство силуэта, история


художественное вырезание, портрет, черный силуэт, искусство силуэта, история Семейная группа у памятника на могиле ребенка. Фото из журнала «Новый мир» № 9 за 1905 год

Сколько же мне было лет, когда я удостоился получить в руки собственный портрет? Лет 12, наверное. Не банальную в те времена фотографию размером 6 на 9, а именно портрет, созданный художником. Правда, художником, так сказать, бродячим.

В середине прошлого века в Москве у входа в зоопарк, планетарий, а также некоторые районные парки, как тогда писалось, «культуры и отдыха» часто можно было встретить человека с острыми ножницами в руках и рулоном черной фотобумаги. Любой прохожий мог заказать ему свой портрет, а точнее – черный силуэт, вырезанный в течение каких-то пяти минут с помощью ножниц. Мастер смотрел на натуру цепким взором – и резал, почти не глядя. Так, во всяком случае, казалось со стороны.

Сколько стоила такая картинка, наклеенная с помощью одного мазка на кусочек паспарту, я не помню. Да и помнить-то мудрено – платила, разумеется, мама. Но сходство изображения с оригиналом было несомненное. Вот только я потом жалел, что, перед тем как стал позировать, не снял с головы традиционную для тех лет тюбетейку. Она удлиняла мой профиль, а узкие прорези, изображавшие рельефный рисунок этого пионерского головного убора, казались просто дырками в голове! Через несколько месяцев раздумий (с помощью уже не таких острых ножниц) тюбетейку со своего профиля я срезал. Потом почему-то оторвались и сгинули мои подмеченные мастером длинные, загнутые кверху ресницы, а через пару лет и весь мой портрет затерялся неизвестно где.

Прошли годы. Мастера художественного вырезания портретов пропали из Москвы – перебрались, очевидно, куда-то в провинцию, поближе к курортам Черного моря, где у публики водилось больше денег и свободного времени для увековечивания самих себя. Бродят ли нынче где-то по белу свету мастера ножниц и фотобумаги или они вывелись, как исчезли из обихода старьевщики с неизменными мячиками на длинной резинке, набитыми опилками, которыми они расплачивались с дворовой детворой за принесенное из дома тряпье? Я, право, не знаю. Но даже в мире исчезающих профессий встречаются «островки памяти». И, уверен, чей-то черный силуэт еще вырезается или будет когда-то вырезан из бумаги.

А об истории этого искусства (именно так!), превратившегося за несколько столетий в художественное ремесло, я узнал уже спустя годы после того, как где-то по кладовкам затерялся мой «черный силуэт».

История искусства силуэта почти так же стара, как и наш мир. Если ссылаться на Плиния, то у него можно обнаружить упоминание о том, что некая девица Коринфия, жившая лет этак за 600 до нашей эры, расставаясь с возлюбленным, начертила углем на стене контур его тени. Впрочем, возможно, и она не была первой, кто обратил внимание на то, что в профиль рисовать человека гораздо проще. Силуэт был известен и в Древней Греции, и в Древнем Египте.

А его возрождение как настоящего искусства произошло 2,5 тыс. лет спустя после последнего свидания Коринфии с возлюбленным. Случилось это во Франции времен Людовика XIV или уже XV (за точность датировки историки не ручаются). В это время художники, вооруженные набором кистей и красок, создали, оставив нам на память, множество портретов людей знаменитых, известных и просто богатых. Такой портрет был не по карману ни буржуа, ни даже второстепенным аристократам из провинции. А ведь всем хотелось!

Вот тогда-то и вспомнили о силуэте. Искусство, которое позволяло нарисовать очень похожий профиль на плотной бумаге, залить его черным и приклеить на белый картон. Делался такой портрет довольно быстро, а стоил намного дешевле написанного на холсте. В парижских салонах середины XVIII века такие бумажные портреты были в большой моде. Их заказывали десятками, а потом обменивались с друзьями и знакомыми.

Доступность такого портрета стала еще более ощутимой после того, как некто Христофор Штейнер изобрел особый копировальный прибор, который значительно упростил работу художников. К тому же они и сами приноровились делать портретный силуэт весьма похожим на оригинал, работая на близком расстоянии от «объекта» и пользуясь разработками своих предшественников.

01-8-2480.jpg
Чей-то профиль еще вырезается или будет
когда-то вырезан из черной бумаги.
Фото РИА Новости
Два слова о самом термине «силуэт». Это плод салонного остроумия французов. Дело в том, что бывший в 1759 году государственным министром Этьен Силуэтт, стремясь навести экономию и порядок в расстроенной государственной казне, пенял «простым» аристократам, упрекая их в неразумных тратах на живопись, в том числе и на семейные портреты. Вот и получил самый дешевый в те годы портрет имя экономного министра!

Силуэт очень быстро стал искусством модным, и не только во Франции. Причем и у высшего света, и у среднего сословия, которому силуэт оказался по карману. Благодаря этому мы с вами можем полюбоваться на застывших в движении (или в покое) Гете, Шиллера, Руссо и на многих других знаменитостей Европы XVIII столетия.

Как известно, то, что стало модно во Франции, рано или поздно достигает берегов Невы и Москвы-реки. Искусство силуэта просто захлестнуло (правда, на недолгий срок) общество «блистательного века» Екатерины II. До наших времен дошли черные силуэты самой императрицы, ее фаворитов и любовников, наследника Павла Петровича, императорских внуков в детстве и отрочестве, их жен и дочерей, а также многочисленных придворных, как попавших в учебники истории, так и оставшихся вне их страниц…

В нашем царстве-государстве черные силуэты быстро стали не только великосветской модой, но и предметом коллекционирования. Известна уникальная коллекция графа Разумовского, собранная им в 1780-х годах в Петербурге. Многие силуэты из этой коллекции попали (уже в начале прошлого века) на страницы иллюстрированных изданий, откуда можно их позаимствовать, чтобы познакомить читателей со сливками тогдашнего общества.

Мода на черные силуэты продержалась сравнительно недолго – что такое сотня лет по сравнению с мировой историей? Дешевый портрет быстро стал достоянием фотографов, которые могут не ограничиваться только профилями…

Искусство силуэта (именно так – безо всяких кавычек) ушло в буквальном смысле в народ, превратилось в профессию странствующих артистов и художников, добывавших себе на пропитание тем, что работали на многочисленных в позапрошлом веке ярмарках и праздничных гуляньях. А в ХХI столетии черный силуэт и вовсе стал редкой профессией виртуозов острых ножниц и черной бумаги… Но мода капризна: кто знает, что она принесет нам спустя еще 30–40 лет? 


Читайте также


Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1243
Забыв личные страдания

Забыв личные страдания

Мартын Андреев

Морские трагедии и спасшийся Паустовский

0
576
Граф-партизан

Граф-партизан

Виктор Леонидов

Судьба русского Лоуренса Аравийского

0
677
Символ Холокоста

Символ Холокоста

Владимир Соловьев

Анна Франк навсегда осталась в том возрас­те, в каком погибла в концлагере Берген-Бельзен

0
648

Другие новости